ДЕНИС ЧЕКАЛОВ: ТИШИНА НАД БЕЗДНОЙ


РАДА ГЕ: СКАЗКА — ЭТО КЛАД И СОКРОВИЩНИЦА
РАДА ГЕ: СКАЗКА — ЭТО КЛАД И СОКРОВИЩНИЦА


Наш се­год­няшний гость — Ра­да Ге, по­этес­са, ав­тор ска­зок, ху­дож­ни­ца, во­калист­ка про­ек­та «Чер­то­во го­роди­ще».

1. Вы пи­шете сказ­ки; на Ваш взгляд, что в сказ­ке са­мое глав­ное? Чем сказ­ка от­ли­ча­ет­ся от фан­тасти­ки, фэн­те­зи?

Ка­кой бы ни бы­ла сказ­ка — на­род­ной, не­важ­но ка­кого на­рода, или ав­торс­кой, — в ней долж­но прос­ле­живать­ся неч­то, от­ли­ча­ющее сказ­ку от лю­бого фен­те­зи, и это «неч­то» по-мо­ему сов­ме­ща­ет два глав­ных пунк­та — прос­то­ту и си­лу.

Во всех нас­то­ящих сказ­ках есть эта прос­то­та и си­ла, и они очень хо­рошо чувс­тву­ют­ся под лю­бой фан­тасма­гори­ей, ко­торой вы на­деля­ете сво­их ге­ро­ев или сре­ду их оби­тания.

Сказ­ка — это ведь чрез­вы­чай­но силь­ный «ре­гуля­тор», ес­ли мож­но так вы­разить­ся, это клад и сок­ро­вищ­ни­ца всей ми­ровой ар­хе­типи­ки, кос­мо­гонии и мно­гого дру­гого (да­бы в ин­тервью не вда­вать­ся в куль­ту­роло­гичес­кие под­робнос­ти). Да­же ес­ли че­ловек не по­нима­ет этот под­текст ра­зумом, его под­созна­ние чи­та­ет меж­ду строк — и в этом пре­лесть нас­то­ящей сказ­ки.

2. Ваш блог на­зыва­ет­ся «Гнез­до со­вы». По­чему?

Ну, во-пер­вых в гнез­де уют­но. Шут­ка. На са­мом де­ле, я очень люб­лю сов. Ос­таль­ную ми­ровую фа­уну люб­лю не мень­ше, но сов — в осо­бен­ности, так как со­ва яв­ля­ет­ся мо­им то­тем­ным жи­вот­ным, жи­вот­ным-пред­ком. Объяс­нить по­чему — слож­но, но это дей­стви­тель­но так.

3. По­эзия — од­на из гра­ней Ва­шего твор­чест­ва. Расс­ка­жите, по­жалуй­ста, о сво­их сти­хот­во­рени­ях.

Сти­хи пи­шу дав­но, но дос­та­точ­но ред­ко, и при­дер­жи­ва­юсь взгля­дов, что ес­ли сти­хот­во­рение не при­ходит са­мо как не­кое отк­ро­вение и не зас­тавля­ет пи­сать се­бя, то луч­ше не вы­жимать из се­бя лиш­ние сло­ва: ес­ли сти­хот­во­рение не яв­ля­ет­ся отк­ро­вени­ем, то оно по­луча­ет­ся фаль­ши­вым. А та­кие ве­щи, как из­вест­но, при­ходят не так уж час­то.

То же са­мое, кста­ти, про­ис­хо­дит и с ри­сова­ни­ем кар­ти­ны. Ни од­но свое сти­хот­во­рение и ни од­ну свою кар­ти­ну я не счи­таю пол­ностью «сво­ими» — ско­рее, я по­мога­ла им по ме­ре скром­ных сил сво­их воп­ло­тить­ся, по­тому что они са­ми это­го за­хоте­ли :) А во­об­ще, ес­ли го­ворить о сти­хах крат­ко, то луч­ше все­го про это ска­зал Макс Фрай:

«Ему как-то уда­ет­ся го­ворить о ве­щах, ко­торые дей­стви­тель­но име­ют зна­чение… и не­дого­вари­вать ров­но нас­толь­ко, нас­коль­ко это не­об­хо­димо, так что до­гова­ривать при­ходит­ся то­му, кто его слу­ша­ет — иног­да мы да­же не осоз­на­ем, что са­ми соз­да­ем собс­твен­ное про­дол­же­ние ус­лы­шан­но­го…» — и в этом смыс­ле сти­хи, как пес­ни, приб­ли­жа­ют­ся к за­гово­ру, чем они и яв­ля­ют­ся по су­ти сво­ей.

4. Кто — ге­рои Ва­ших ска­зок? Сре­ди них есть Вы са­ми?

Бы­ла у ко­го-то из из­вест­ных ав­то­ров фра­за: «Мы все боль­ны и уме­ем чи­тать толь­ко те кни­ги, в ко­торых опи­сыва­ет­ся на­ша бо­лезнь». Это я к то­му, что аб­со­лют­но во всех на­ших фан­та­зи­ях, при­думан­ных ми­рах, расс­ка­зах, по­вес­тях и сказ­ках (и не толь­ко) есть мы са­ми.

Каж­дый пер­со­наж не яв­ля­ет­ся ни чем иным, как частью нас са­мих, по­это­му в нем нет ни­чего, че­го не бы­ло бы в нас. Дру­гое де­ло, ког­да пер­со­наж, ро­див­шись, на­чина­ет в соз­на­нии чи­тате­лей при­об­ре­тать все но­вые чер­ты, но это уже восп­ри­ятие пост-фак­тум.

Сво­их ге­ро­ев у ме­ня не так мно­го — люб­лю пи­сать се­рии ко­ротень­ких ска­зок про од­но­го и то­го же ге­роя. Бы­ла се­рия про тру­бочис­та Фре­дери­ка Фер­нанде­са, а сей­час пи­шу про Фе­дю Спи­ли­ело­ка и его друж­бу с го­воря­щей мель­ни­цей :)

5. Долж­ны ли сказ­ки че­му-то учить де­тей? «Чувс­тва доб­рые» про­буж­дать, как ска­зал по­эт? Ес­ли да, то как это­го до­бить­ся, не впа­дая в нра­во­учи­тель­ность?

Мо­рали­заторс­твом в русс­кой ли­тера­туре наст­ра­далось уже слиш­ком мно­го пи­сате­лей, что­бы про­дол­жать эту слав­ную тра­дицию :) Ска­зать мо­гу од­но — мо­раль, выс­ка­зан­ная нап­ря­мую, яв­ля­ет­ся не­во­об­ра­зимой фаль­шив­кой, ко­торая со­вер­шенно точ­но ни­чего у де­тей не про­будит.

Сказ­ка са­ма де­ла­ет так, что­бы в ре­бен­ке, чи­та­ющем ее, прос­ну­лось неч­то ана­логич­ное ее внут­ренне­му ду­ху — и здесь глав­ное ав­то­ру сказ­ки этот дух в нее вдох­нуть. Жи­вая сказ­ка са­ма сде­ла­ет всю «вос­пи­татель­ную», хоть я и не люб­лю это сло­во, ра­боту. В древ­них ми­фах и на­род­ных сказ­ках, ко­торые прош­ли сквозь вре­мя, этот дух есть — и кста­ти, ни­какой отк­ры­той мо­рали. Все-та­ки сказ­ка — не бас­ня.

6. Вы го­вори­те о се­бе: «я хрис­ти­ано-буд­до-ин­ду­ист­ко-по­лите­ист». Расс­ка­жите, по­жалуй­ста, об этом под­робнее.

Это бы­ла, по­жалуй, шут­ка с до­лей прав­ды. Го­воря серьез­нее, я во­об­ще не счи­таю, что в ми­ре есть не­ис­тинные ре­лигии.

Так слу­чилось, что моя на­уч­ная спе­ци­али­зация всег­да шла по ли­нии ближ­не­вос­точных ре­лигий, они мне близ­ки и ду­шев­но, и по кров­но­му про­ис­хожде­нию, но каж­дое ми­ровое ве­рова­ние вы­зыва­ет у ме­ня куль­тур­ный ин­те­рес, пос­коль­ку — оно бы­ло, и у не­го бы­ла своя ри­ту­аль­ность, своя сис­те­ма куль­тур­ных прак­тик, ини­ци­аций, мис­ти­фика­ций — и я чис­то по-че­лове­чес­ки не по­нимаю, как это мо­жет быть не­ин­те­рес­но.

На­ци­она­лис­ты и лю­ди, ра­ту­ющие за пре­вос­ходс­тво ка­кой-то од­ной ре­лигии (и уж тем бо­лее це­лого эт­но­са) вы­зыва­ют у ме­ня не­до­уме­ние и жа­лость. Пос­ле мно­голет­не­го изу­чения раз­ных ре­лиги­оз­ных те­чений на­чина­ешь по­нимать, что в каж­дой ре­лигии го­ворит­ся об од­ном и том же с поп­равка­ми на куль­тур­ные и ге­ог­ра­фичес­кие осо­бен­ности тер­ри­тории, где те­чение за­роди­лось.

По­это­му нес­мотря на то, что я уже де­сять лет пос­вя­щен­ная буд­дист­ка тра­диции Вадж­ра­яна (а здесь и ин­ду­изм не­дале­ко), во мне есть что-то от су­фий­ской тра­диции ис­ла­ма, внут­ри в пер­воздан­ности мне очень близ­ки пер­во­быт­ные ве­рова­ния ша­маниз­ма и ани­миз­ма (и они близ­ки каж­до­му че­лове­чес­ко­му су­щест­ву, прос­то не все возв­ра­ща­ют­ся к се­бе), а хрис­ти­анс­тво… что ж, оно дей­стви­тель­но бы­ло шут­кой, пос­коль­ку эта ре­лигия ме­ня ин­те­ресу­ет толь­ко как ми­ровое яв­ле­ние, но не как лич­ное чувс­тво. Так уж по­лучи­лось.

7. Что та­кое «ме­тафи­зичес­кая ин­токси­кация»?

А вот это точ­но шут­ка, по­тому что в свое вре­мя у нас в уни­вер­си­тете ви­села рас­пе­чат­ка из кни­ги по детс­кой пси­хи­ат­рии с симп­то­мами ме­тафи­зичес­кой ин­токси­кации, ко­торая нам, вы­пуск­ни­кам фи­лософс­ко­го, од­нознач­но по­каза­лась симп­то­мом нор­маль­но­го раз­ви­тия ин­теллек­ту­аль­но­го ре­бен­ка :))

В част­нос­ти, «фан­та­зиро­вание, об­ра­зова­ние сверх­цен­ных идей, не­уем­ное чте­ние» и про­чие ве­щи, ко­торые в от­ли­чие от детс­ких пси­хи­ат­ров я счи­таю нор­маль­ны­ми ка­чест­ва­ми здо­рово­го ре­бен­ка с нор­маль­ным во­об­ра­жени­ем. Все бы де­ти та­кие бы­ли — це­ны бы не бы­ло.

8. Расс­ка­жите, по­жалуй­ста, о сво­ей семье.

Свою семью я очень люб­лю, нес­мотря на то, что все на­ши мно­гочис­ленные родс­твен­ни­ки разъеха­лись по все­му ми­ру. У ме­ня пот­ря­са­ющие ро­дите­ли, ко­торые со вре­менем ста­ли мо­ими луч­ши­ми друзьями (а это по-мо­ему в от­но­шени­ях с ро­дите­лями важ­нее, чем ги­поте­тичес­кая су­бор­ди­нация).

Кста­ти, при­вет ма­ме (ко­торая сей­час гу­ля­ет не то по Бель­гии не то по Гол­ландии) и па­пе (ко­торый уже три го­да жи­вет в Ка­наде), и про­чим родс­твен­ни­кам, ко­торые жи­вут где угод­но кро­ме Рос­сии (пре­иму­щест­вен­но на ближ­нем вос­то­ке)… Мне очень по­вез­ло с семьей, на­вер­ное в этом ви­нова­та ка­кая-то не­пос­ти­жимая «лег­кость бы­тия», ко­торая на­ше се­мей­ство не ос­тавля­ет и не поз­во­ля­ет сто­ять на мес­те :)

9. Что зна­чит для Вас твор­чест­во Ба­жова?

На ска­зах (имен­но ска­зах, а не сказ­ках) Ба­жова я вы­рос­ла, да и не толь­ко я.

Это ведь та­кой че­ловек, ко­торый ока­зал­ся спо­собен прак­ти­чес­ки на не­воз­можное — пе­редать нас­то­ящий дух на­ших мест­ных ле­генд в текс­те. По­это­му они и на­зыва­ют­ся ска­зами — на Ура­ле и без то­го в каж­дом кам­не жи­вет ле­ший и каж­дая зем­ля и го­ра жи­вая, а ис­то­рии Ба­жова чи­та­ют­ся как «фильм-пу­тево­дитель», аб­со­лют­но ре­аль­ный (ну или слег­ка при­ук­ра­шен­ный, но все рав­но — ре­аль­ный).

Миф — это то, что бы­ло ре­аль­ностью в на­чале вре­мен, это ци­тат­ка из Мир­че Эли­аде, и я с ним пол­ностью сог­ласна. Так вот, Ба­жов умуд­рился сно­ва сде­лать ре­аль­ностью ураль­ские ле­ген­ды.

10. Вы пи­шете: «Луч­шие ме­тал­лы — это брон­за и медь». По­чему?

Что-то есть в них очень при­тяга­тель­ное, че­го нет в зо­лоте или се­реб­ре. Я очень не люб­лю дра­гоцен­ные кам­ни и зо­лото, ни­ког­да не но­шу — не ви­жу в них жиз­ни, толь­ко блеск один. А брон­за и медь — в них есть что-то при­род­ное, ес­тест­вен­ное и кра­сивое — не блес­тя­щее и рос­кошное, а имен­но кра­сивое.

11. Что для Вас зна­чат пу­тешест­вия?

Пу­тешест­вия — это страсть. Страсть к но­вым впе­чат­ле­ни­ям, к зна­комс­тву с но­вой зем­лей, с но­вым ду­хом. В этом смыс­ле, кста­ти, от­ли­ча­ют­ся по­ходы по ди­кой при­роде и пу­тешест­вия по го­родам: и в тех, и в тех есть своя ма­гия, ко­торой они прив­ле­ка­ют.

В по­ходе ты оку­на­ешь­ся в зем­лю и пер­воздан­ность, ощу­ща­ешь се­бя частью этой зем­ли — это не­веро­ят­но гар­мо­нич­ное ощу­щение, оно отк­ры­ва­ет в че­лове­ке его нас­то­ящую суть — суть че­лове­ка ди­кого, сли­того с при­родой, ко­торый спо­собен жить в ней и с ней, не бо­ясь «враж­дебной сре­ды», ощу­щая «ани­му», ко­торая раст­во­рена в каж­дом кам­не вок­руг.

В та­ких пу­тешест­ви­ях че­ловек возв­ра­ща­ет­ся к са­мому се­бе. А в го­родах все ина­че: каж­дый го­род — жи­вое су­щест­во со сво­им ха­рак­те­ром, за­паха­ми, ат­мосфе­рой, и с ним при­ходит­ся зна­комить­ся — как с жи­вым су­щест­вом, муж­чи­ной или жен­щи­ной.

Про­бовать на вкус, ес­ли угод­но. К го­родам при­нюхи­ва­ешь­ся, как к лю­бому но­вому зна­комо­му, и по­это­му нет пло­хих го­родов — есть те, с ко­торы­ми не уда­лось поз­на­комить­ся и ко­торым не уда­лось «пон­ра­вить­ся». Без это­го све­жего вет­ра нез­на­комых ощу­щений и но­вой зем­ли, но­вого прост­ранс­тва (не чу­жого, а имен­но но­вого) во­об­ще слож­но жить. Су­щест­во­вать — воз­можно.

12. В ка­ких стра­нах Вы по­быва­ли? Расс­ка­жите, по­жалуй­ста, о сво­ем пер­вом пу­тешест­вии.

Мно­го раз бы­ла в Тур­ции, но не ра­ди пляж­но­го от­ды­ха, ко­торый на­ши ту­рис­ты так лю­бят — он мне ка­жет­ся смер­тель­но скуч­ным. В Тур­ции ме­ня бес­по­ворот­но влю­бил в се­бя го­род Стам­бул — са­ма не знаю по­чему, ни­какие дру­гие ту­рец­кие го­рода (а я бы­ла во мно­гих) та­кого впе­чат­ле­ния не про­из­во­дили. В Егип­те, на Си­най­ском по­лу­ост­ро­ве — в Да­хабе, Ну­вей­бе и ок­рест­ных пус­ты­нях…

В Бол­га­рии, на Ук­ра­ине и в Бе­лару­си — ес­ли СНГ счи­та­ет­ся дру­гими стра­нами. Сле­ду­ющее пу­тешест­вие пла­нирую в Ин­дию — стра­ну мо­ей меч­ты — ес­ли по­лучит­ся, то на­дол­го. Са­мое пер­вое пу­тешест­вие — ес­ли не оши­бусь, то ка­жет­ся все-та­ки Бол­га­рия, от­ку­да и про­изош­ла спон­танная пер­вая по­езд­ка до Стам­бу­ла на рей­со­вом ав­то­бусе.

13. Бы­вало ли так, что стра­на ока­зыва­лась со­вер­шенно не та­кой, как Вы ее предс­тав­ля­ли? Или на­обо­рот, при­ехав в но­вую стра­ну, Вы чувс­тву­ете се­бя так, слов­но мно­го раз бы­вали здесь рань­ше, — та­кое с Ва­ми слу­чалось?

Стра­на — она всег­да ин­те­рес­ная и нез­на­комая, по­это­му в лю­бом слу­чае на­ши ожи­дания не сов­сем вер­ны, ес­ли в этой стра­не мы еще не бы­ли… Но ра­зоча­рова­ние бы­ло — прав­да не в рам­ках стра­ны, а в рам­ках го­рода, ког­да я по­любо­валась на со­вер­шенно ев­ро­пе­изи­рован­ных и подс­тро­ив­шихся под ту­рис­тов жи­телей Шарм-Эль-Шей­ха.

Очень бы­ло груст­но смот­реть на это, осо­бен­но пос­ле нас­то­ящих Хо­зя­ев пус­ты­ни — имен­но с боль­шой бук­вы, по­тому что в них бы­ло чувс­тво си­лы «Это на­ша зем­ля». У ку­рорт­ных арабс­ких жи­телей этой си­лы уже не ощу­щалось. А «сво­ей в дос­ку» я се­бя чувс­твую прак­ти­чес­ки во всех вос­точных стра­нах и го­родах, и не толь­ко…

14. Ка­кие ин­те­рес­ные, яр­кие со­бытия за­пом­ни­лись Вам из Ва­ших пу­тешест­вий?

Ох, как их бы­ло мно­го, этих яр­ких со­бытий :) Из пос­ледне­го за­бав­но­го — как мы с му­жем разв­ле­кались на еги­петс­ком ба­заре (Си­най) в но­яб­ре 2009.

Ну ко­неч­но, как это всег­да вез­де бы­ва­ет, ник­то не ве­рил, что мы из Рос­сии, мы пе­ред­ру­жились со все­ми ок­рест­ны­ми ара­бами, каж­дый ве­чер уст­ра­ива­ли сов­мест­ные сей­ше­ны по иг­ре арабс­ких рит­мов на дум­бе­ках, нас бесп­лат­но об­ку­рива­ли кальяном, по­или ча­ем, чест­но пред­ла­гали га­шиш, прав­да без­ре­зуль­тат­но, а в ре­зуль­та­те по­лучи­ли от му­жа бесп­лат­ную кон­суль­та­цию по ухо­ду за ба­раба­нами…

За­кон­чи­лось это все тем, что каж­дый день за на­ми бе­гали хо­зя­ева ла­вочек и про­сили «по­иг­рать око­ло их ма­гази­на» — ви­димо по­шел слух, что мы — это та­кая пи­ар-ак­ция по зав­ле­чению ту­рис­тов: у ко­го сыг­ра­ешь, к то­му при­дут. Ту­рис­ты и прав­да при­ходи­ли, час­то — русс­кие. Ус­лы­шав, как я го­ворю по-русс­ки, с ужа­сом на ли­це от­хо­дили по­даль­ше.

15. Ка­кие стра­ны Вы еще хо­тите по­сетить?

По­жалуй, на пер­вом мес­те — дол­гое и при­ят­ное пу­тешест­вие по Ин­дии, пе­рете­ка­ющее в Не­пал и Ти­бет (а мож­но и по-от­дель­нос­ти). Не­веро­ят­но хо­чет­ся в Иор­да­нию, Йемен, Иран, Кам­боджу, в Пе­ру, Бо­ливию — еще од­на меч­та, древ­ние го­рода Анд­ских ци­вили­заций, Ти­уана­ко нап­ри­мер…

В се­вер­ную Аф­ри­ку ког­да-ни­будь, на­де­юсь, со­берусь — в Ма­рок­ко, в Са­хару, в Ал­жир и к ту­аре­гам. А во­об­ще же­ланий не пе­речесть, по­тому что их очень мно­го — мир боль­шой, сла­ва бо­гу.

16. Расс­ка­жите, по­жалуй­ста, о сво­их кар­ти­нах.

Про кар­ти­ны я уже нем­ножко пи­сала, ког­да от­ве­чала на пер­вый воп­рос — и это «нем­ножко» пов­то­рю: ни од­на кар­ти­на не яв­ля­ет­ся в пол­ной ме­ре «мо­ей». У ме­ня их нем­но­го, но все они, ес­ли мож­но так ска­зать, приш­ли са­ми и поп­ро­сили се­бя на­рисо­вать. Бо­лее то­го, они еще и наз­ва­ние са­ми се­бе при­думы­ва­ют, а я скром­но си­жу и жду, ког­да же на­конец ме­ня о нем опо­вес­тят.

Кар­ти­на — это вы­раже­ние то­го, что боль­ше ни­как нель­зя вы­разить, и как пра­вило — вы­раже­ние со­вер­шенно арт-те­рапев­ти­чес­кое. Как му­зыкант, я очень люб­лю «ри­совать му­зыку» — луч­ше не вы­разить­ся, но еще Кан­динс­кий го­ворил про со­от­ветс­твие зву­ка и цве­та, и это прав­да.

17. Вы пи­шете: «За­нима­юсь дрим­ха­керин­гом и тех­ни­кой ОС». Расс­ка­жите, по­жалуй­ста, об этом.

Осоз­нанные сно­виде­ния, транс­пер­со­наль­ные прак­ти­ки, пог­ру­жение и уп­равле­ние бес­созна­тель­ным, и дру­гое, и дру­гое… Это все вы­рас­та­ло пос­те­пен­но из за­нятий пси­хо­ана­лизом, и ес­ли го­ворить имен­но про ОСы, то они да­ют воз­можность пу­тешест­во­вать по та­ким сфе­рам «внут­ри се­бя», ко­торые, как счи­та­ет­ся, во­об­ще не мо­гут быть под­конт­роль­ны.

Прав­да, де­ло это до­воль­но опас­ное, и чест­но приз­на­юсь — с не­кото­рых пор я осоз­нанные сно­виде­ния прак­ти­ковать пе­рес­та­ла, при­чин мно­го, и эта те­ма зас­лу­жива­ет от­дель­но­го боль­шо­го расс­ка­за.

18. Вы про­води­те тре­нин­ги по арт-те­рапии и твор­ческим прак­ти­кам. Че­му учат на этих тре­нин­гах? Про­води­те ли Вы за­нятия дис­танци­он­но, че­рез Ин­тернет? Ес­ли нет, то по­чему?

Та­кие за­нятия — это уни­каль­ный спо­соб без­бо­лез­ненно­го и очень бе­реж­но­го про­ник­но­вения в собс­твен­ное под­созна­ние че­рез твор­чест­во, спо­соб раск­рыть свой твор­ческий по­тен­ци­ал, ко­торый есть у каж­до­го, но не каж­дый о нем зна­ет.

Ча­ще все­го я про­вожу се­мина­ры по ман­да­ла-те­рапии — ман­да­ла, это как из­вест­но, древ­ней­ший сим­вол ин­ди­виду­ации, дви­жения к са­мос­ти, средс­тво ме­дита­ции и са­мо­осоз­на­ния. И че­ловек, соз­да­вая ман­да­лу (а в це­лом и лю­бое дру­гое твор­чест­во, ри­сова­ние это, или леп­ка, или что-то иное), сим­во­ликой цве­тов, форм, пос­те­пен­но возв­ра­ща­ет­ся к се­бе.

Все это име­ет мес­то, не го­воря уже о том, нас­коль­ко важ­на ра­бота ру­ками для че­лове­ка сов­ре­мен­ной ци­вили­зации, ко­торый пос­те­пен­но ра­зуча­ет­ся чувс­тво­вать собс­твен­ное те­ло, а зна­чит и са­мого се­бя. По этой при­чине кста­ти, на на­ших се­мина­рах ман­да­лы не ри­су­ют, а пле­тут из шерс­тя­ных ни­ток, по ин­дей­ской тра­диции.

Дис­танци­он­ные за­нятия я не про­вожу, пос­коль­ку та­кая ра­бота тре­бу­ет не­пос­редс­твен­но­го вер­баль­но­го и не­вер­баль­но­го, что важ­нее, кон­такта кли­ен­та и мас­те­ра, ко­торый в та­ком кон­текс­те яв­ля­ет­ся фак­ти­чес­ки про­вод­ни­ком.

19. Что зна­чит для Вас трай­бл-данс?

В пре­дыду­щих от­ве­тах на воп­ро­сы это­го ин­тервью на­вер­ное уже за­мет­но, что я «ши­зану­та» на воп­ро­сах возв­ра­щения к ис­то­кам :)

Трай­бл-данс — это то­же возв­ра­щение к ис­то­кам, при­чем в край­не ин­те­рес­ной фор­ме — как та­нец, за­родив­ший­ся мень­ше по­луве­ка на­зад, и как ши­кар­ное про­яв­ле­ние ар­ха­ики в сов­ре­мен­ном ми­ре, при­чем са­мой пер­во­быт­ной, ос­но­выва­ющей­ся на фе­мите­из­ме, женс­кой си­ле, это очень силь­ное и гар­мо­нич­ное со­чета­ние пле­мен­ных тра­диций тан­ца раз­ных на­родов.

В Рос­сии это нап­равле­ние толь­ко на­чина­ет раз­ви­вать­ся, и бу­дем на­де­ять­ся, что оно в се­бя вбе­рет как мож­но боль­ше го­родов и сто­рон­ни­ков.

20. Вы пи­шете: «Иг­раю на вар­га­не, вист­ле, губ­ной гар­мошке и акус­ти­чес­кой ги­таре». Что та­кое вар­ган и вист­ла? По­чему та­кие не­обыч­ные инс­тру­мен­ты?

На са­мом де­ле, боль­шей частью я все-та­ки пою — во­кал это мой на­ибо­лее про­фес­си­ональ­ный инс­тру­мент, как клас­си­чес­кий так и эт­ни­чес­кий. Вар­ган — это до­шед­ший до на­ших дней древ­ний инс­тру­мент, ко­торый был у ал­тай­цев, у яку­тов (хо­мус), у не­паль­цев (мор­чанг), у баш­кир (ку­быз)…это ско­рее да­же боль­ше, чем прос­то инс­тру­мент, в ша­маниз­ме вар­ган на­ряду с буб­ном ис­поль­зу­ет­ся для пу­тешест­вий меж­ду верх­ни­ми и ниж­ни­ми ми­рами.

Вистл — это ир­ланд­ская флей­та. А гар­мошку и ги­тару я бы не наз­ва­ла не­обыч­ны­ми инс­тру­мен­та­ми; на­вер­ное на фо­не на­шей му­зыкаль­ной груп­пы, где я пою, по­тому что у нас ис­поль­зу­ют­ся са­мые раз­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты — ги­тары, уку­леле, губ­ные гар­мошки, скрип­ка, вар­га­ны, флей­ты, ока­рины, ка­рата­лы, ка­рим­ба, це­лая ус­та­нов­ка из эт­ни­чес­кой пер­куссии, арабс­кий миз­мар, и мно­гое дру­гое.

А еще у нас в ар­се­нале есть две­над­ца­тист­рун­ная та­бурет­ка с зву­кос­ни­мате­лем, кош­мар гос­тей и зву­коре­жис­се­ров.

21. Вы упо­мина­ли, что хо­тите опуб­ли­ковать кни­гу. О чем она бу­дет?

Это на­вер­ное толь­ко меч­та — из тех, ко­торые при­ят­но об­ду­мывать, но до ре­али­зации как пра­вило не до­ходит. Но ес­ли бы бы­ла воз­можность, то это был бы межс­ти­левой экс­пе­римент — ко­рот­кие сказ­ки, очер­ки, воз­можно сти­хи, с пол­ностью сво­им ил­люст­ра­тив­ным ма­тери­алом. Это на­вер­ное бы­ла бы уже не кни­га, а эс­те­тичес­ки-ди­зай­нерс­кий объект, в ко­тором зак­лю­чен не сю­жет, а наст­ро­ение — по­рой это то­же не­об­хо­димо.

Блог Ра­ды Ге в Жи­вом Жур­на­ле — loj­so-dzen





КОММЕНТАРИИ

17 комментариев

Wordpress

Это не спам

Сказки вещь... До сих пор народные сказки разных стран читаю.

Вроде повзрослел но по прежнему люблю сказки почитать!

Сказочный мир — это прежде всего наше отношение к этому миру, к жизни и к людям, с которыми нам приходится сосуществовать, независимо от жанра сказки, даже если она о животных. Поэтому сказка- это извечно привлекательный и никогда не угасающий жанр и далеко не детский.

osstud

в детстве очень мало сказок читала, а вот сейчас после этого интервью захотелось наверстать упущенное!))

hardup

Уже 26 лет, а я до сих пор люблю сказки. Спасибо за интересное интервью у интересного человека.

Юрий

Довольно интересное интервью. Все таки интерес к сказкам возрастных пределов не имеет. Я так думаю что сказки неплохо развивают воображение.

Спасибо за интервью, прочитал с большим удовольствием!

12
ВКонтакте
FaceBook